[На главную]

Житомирщина – памятники «бальзаковского возраста»

Gladiolus
Апрель, 2007 г.

Тот, кто ищет миллионы, весьма редко их находит,
но зато тот, кто их не ищет, – не находит никогда!
О.Бальзак


 Всемирный день охраны памятников и исторических мест 18 апреля мы встретили в пути. Причём, узнали об этом по радио уже непосредственно в дороге, решив выбраться на один день из Киева – по случаю хорошей погоды и отсутствия срочных дел. В плане нашей поездки значилось как раз несколько близлежащих памятников и исторических мест Житомирской области – вот и повод проверить надёжность их охраны.

Маршрут складывался непросто. Государственный реестр выдал внушительный список разбросанных по области дворцов, усадеб и церквей. Дополнительную информацию к размышлению предоставили профильные сайты энтузиастов. На этот раз мы решили локализировать поиски к северо-востоку от Бердичева, где наблюдалось наибольшее скопление самых заманчивых и лучше всего сохранившихся объектов. Бывшие владения мультимиллионеров Терещенко, очень неравнодушных к искусству. Места, вдохновлявшие в последние годы жизни неудачливого коммерсанта Оноре де Бальзака, «отбивавшего» долги литераторством и вынужденного искать богатых спонсоров. Итоговый маршрут потянул на 500 км: Киев – Коростышев – Ходорков – Яроповичи – Верхивня – Червоне – Андрушевка – Стара Котельня – Житомир – Киев.


Вселенная – это разнообразие в единстве.
О.Бальзак


 Атлас автодорог внимательно изучаем за чашкой кофе в коростышевском ресторане «Гранит», который возвышается у дороги на живописном утёсе над Тетеревом. Старинный Коростышев известен как центр добычи декоративного камня (мавзолей Ленина в Москве построен из здешнего материала), о чём напоминают многочисленные рекламные указатели фирм по изготовлению памятников и надгробий. Но, при желании, можно прогуляться по парку, полюбоваться порогами на речке, взглянуть на старинный костёл XVIII века, поискать усадьбу дворянского лидера Густава Олизара. Нам вот раньше и в голову не приходило сделать здесь остановку.

Над пустынной дорогой величественно парит гордый ястреб, высматривая в поле сонных мышей. Птичкам здесь раздолье – на второстепенных сельских трассах транспорт в эту пору встречается редко. Качество покрытия в основном удовлетворительное: асфальтированные дороги почти все уже залатаны, встречающиеся иногда гравийные грейдеры довольно ровные, самые неприятные просёлки, вымощенные крупным булыжником, можно объехать по грунтовым обочинам.

 Поворот направо у церкви в селе Ходорков. Памятник Ивану Самойловичу подсказывает, что именно здесь в начале 1630-х годов родился будущий гетман Украины. Других поводов останавливаться нет. По ухабистой брусчатке доползаем до Яроповичей. Это первый настоящий летописный град у нас на маршруте. В XIII веке его называли Ярополчем – по имени древнерусского основателя, видимо. В центре, где главная дорога уходит левее, спускаемся меж прудами вниз. Красивое место – другие в те времена для поселений не выбирали. На пригорке – деревянная усадьба с резным крылечком. Кто в тереме живёт? Средняя школа. Не худшая судьба для бывшей усадьбы неизвестного нам помещика. Но так и просится на веранду круглый стол с белой скатертью, пузатым самоваром, сладкими калачами и душистым вареньем.

Выруливаем на магистральную трассу Р-34, в Попильне сворачиваем на Ружин. Чуть в стороне остаётся Паволоч, отмеченный на туристической карте заманчивым значком «Замок». Ничего особенного – валы казацкой крепости времён Освободительной войны.


Все приходит в свое время для тех, кто умеет ждать.
О.Бальзак


 Поднимая клубы пыли, влетаем по гладкому грейдеру в Верховню. В 1847 году по этой дороге прямо из Парижа примчался сюда на почтовом экипаже 48-летний Оноре де Бальзак на долгожданную встречу со своей желанной «иностранкой». Его переписка с верховнянской графиней Эвелиной Ганской издана в двух толстых томах – 15 лет они общались «по мылу»! Первая встреча состоялась незадолго перед этим в Швейцарии, но приехать в гости к своей украинской подруге популярный романист решился только после смерти её мужа. В её интимном обществе он продолжил свой титанический труд над знаменитой «Человеческой комедией» – этот многотомный цикл объединил большинство его самых знаменитых произведений, включая так поразивший Еву роман «Женщина тридцати лет», откуда пошло понятие «бальзаковский возраст».

 Вот и скромный дворец Ганских (1800 г.). На «маленький Версаль», как загнул уставший с дороги толстячок Оноре, двухэтажный особняк никак не тянет. Зато именитый постоялец прогрессивных взглядов обеспечил усадьбе сохранность в советскую эпоху – по завету последнего хозяина из рода Ржевусских в здании устроили школу (точнее, сельхозтехникум). Теперь студентов постепенно вытесняет литературный музей Бальзака – уже можно посетить его приёмную, рабочий кабинет и спальню. Реставрационные работы оживились в течении последних двух лет. На ручеёк бюджетного финансирования уповает влюблённая в свою работу смотрительница «бальзаковского возраста», посвятившая музею более 30 лет жизни. Обязательно возьмите экскурсию и не поскупитесь на благотворительный взнос в специальную «копилку»!

Тенистый парк умиротворяет под увлечённый рассказ экскурсоводши о фамильной усыпальнице Ганских, выкопанном вручную овраге, таинственном подземном ходе, который под всеми постройками ведёт от дома к берегу реки…

 Пора двигаться дальше. Через село со смешным названием Вчорайше выбираем направление на Бердичев. Кто не бывал, рекомендую обязательно заехать в этот старинный еврейский городок с величественным оборонным монастырём, несколькими синагогами и колоритной застройкой исторического центра. «В тему» будет посещение костёла Святой Варвары (1759-81 гг.), в котором Оноре обвенчался с Евой в 1850 году. Семейное счастье продолжалось недолго. Бальзак умер в том же году в Париже, куда переехал с супругой сразу после свадьбы.

В качестве практического отступления предлагаю путешественникам в Бердичеве и пообедать, поскольку в глубинке с этим делом могут быть проблемы. Местные рекомендуют уютное кафе «Казка» (ул. К.Либкнехта, 35) рядом с костёлом, а также солидную ресторацию «Старе місто» (ул. Низгирецкая, 157) чуть в стороне.


Архитектура – выразительница нравов.
О.Бальзак


 Сворачиваем на Червоне. Ориентируясь на трубы сахарного завода подруливаем к его главному входу. Завод и сам по себе исторический. Как и десяток других по Украине, его выкупили в конце XIX века представители знаменитого рода Терещенко у местных дворян Грохольских, не сумевших угнаться за новыми веяниями в экономике – всё как в «Вишнёвом саде». То ли гены в роду были особые, то ли хорошее образование в те времена легко конвертировалось в дензнаки, но все потомки глуховского коммерсанта Артемия Терещенко оказались на редкость смышлёными, талантливыми и предприимчивыми. Например, его внука Фёдора можно смело назвать одним из отцов украинской авиации. В мастерской на червоненском заводе молодой предприниматель конструировал самолёты! Даже выполнял военные заказы во время Первой мировой.

 Сейчас остаётся оценить только масштабы грандиозного дворца Терещенко, что напротив. Монументальное серое здание в стиле неоготики сразу вызывает ассоциации с некоторыми подобными сооружениями начала XX века в Киеве. Стиль Городецкого! Если не сам архитектор, то его ученики точно приложили руку. Отделка из модного тогда и любимого Городецким бетона косвенно подтверждает эту мысль. Строгость и «целеустремлённость» форм архитектуры позднего средневековья явно импонировала первым украинским «олигархам». В последнее время здание сильно обветшало, но есть надежда, что сохранить его удастся усилиями сестёр поселившегося здесь монастыря Рождества Христова.

Очередное отступление. Если не заехали на обед в Бердичев, перекусить или просто закупиться провиантом можно в центре села. Как раз у поворота к заводу и дворцу выделяется на общем сером фоне чистенький магазинчик с небольшим кафе. Похоже, сахарный бизнес процветает здесь и сейчас.


Тайна крупных состояний, возникших неизвестно как,
сокрыта в преступлении, но оно забыто, потому что чисто сделано.
О.Бальзак


 О сахарном направлении промышленности соседней Андрушевки, как и в Червоном, оповещает характерный «аромат» сероводорода. Как здесь люди живут? Сахарозаводчики, впрочем, не гнушались возводить свои жилища в непосредственной близости от предприятий. Здесь просторный дворец стоит посреди парка в несколько отдалённом окружении промышленных зданий и необходимых в производстве сладкого продукта водоёмов. Судя по времени постройки дворца (вторая половина XIX в.), Андрушевка оказалась в числе первых приобретений Николая Артемича – самого известного среди братьев Терещенко. Именно он больше всех прославился щедрым меценатством, его коллекция произведений искусства составляет основу экспозиций крупнейших столичных музеев, его именем благодарные современники назвали улицу в центре Киева. Происхождение его баснословного капитала (15 миллионов золотых рублей, по версии журнала «Форбс») остаётся загадкой. Говорили, просто клад нашёл. С другой стороны, долго просидел в мерах Глухова – видать, с пользой для себя. А потом как пошёл скупать поместья разорившихся дворян… От советской власти потомки магнатов схоронились на Лазурном берегу, сейчас иногда наведываются на родину поклониться земле предков и поспособствовать увековечению их славных имён.

 Последнюю экскурсионную остановку делаем в Старой Котельне. Это не кочегарка, а один из древнейших населённых пунктов Украины – 1143 г.! Валы летописного Котельнича можно обследовать на пригорке, где стоит облезлый костёл Антония Падуанского (1786 г.). Ниже есть ещё одно красивое место, где на поверхность земли слоями выступают граниты. Безусловно, место очень интересное, но окружающая сельская убогость составляет с этой красотой такой контраст, что задерживаться не хочется.

День защиты памятников подходит к концу. Наше маленькое путешествие показало, что защищать на Житомирщине есть что. Недавние общественно-политические изменения в стране в некотором смысле пошли им на пользу – по бюджетным сусекам наскребают теперь хоть какие-то крохи на поддержание. Впрочем, усилия энтузиастов порой приносят намного большие результаты, чем бюрократическая махина. Как точно заметил Оноре де Бальзак ещё полтораста лет назад: «Бюрократия – это гигантский механизм, управляемый пигмеями».


[На главную]