[На главную]

ДЕНЬГИ РЕШАЮТ НЕ ВСЕ

«Политическая» отставка Генпрокурора не состоялась

Андрей ТЫЧИНА
№36 23.02.2001 «День»

Если считать центром политических событий Верховную Раду, то вчерашний день в парламенте завершился с двумя «не»: не состоялась отставка Генпрокурора Михаила Потебенько и не был избран новый координатор парламентского большинства (выборы перенесены на март). Третье «не» внес председатель Верховной Рады Иван Плющ на встрече с делегацией немецкого бундестага: нет оснований говор ить о политическом кризисе в Украине. Не голосовали за отставку Михаила Потебенько фракции СДПУ(о), НДП, зеленых, группы «Возрождение регионов», «Трудовая Украина», руководство Верховной Рады. Коммунистов вообще не было в зале. «За» проголосовала традиционная уже оппозиция — «Батьківщина», социалисты, Рух (Костенко), к которым приобщились «Реформы-Конгресс» и Народный рух Украины (Удовенко). Возможно, из- за этого и с избранием координатора большинства решили подождать, выиграв какое-то время для выяснения всех обстоятельств внутри большинства, которое не то существует, не то нет.

Неприятно почувствовать себя обвиняемым. Особенно, если ты сам прокурор. Особенно, если Генеральный. Причём, если аргументы обвинения гораздо сильнее и эмоциональнее, хотя защита в заранее более выигрышном положении, а присяжные — под тяжким давлением политических обстоятельств. Публика настроена явно недоброжелательно. Интерьер декорирован нелицеприятными и оскорбляющими прокурорский глаз лозунгами. Обвинение крикливо, защита отмалчивается. На таком «суде» в качестве обвиняемого лучше вообще не появляться, благо насильного привода процедура не предусматривает.

Вот Михаил Потебенько и не появился. Даже не прислал вместо себя заместителя, как обычно поступают большие чиновники, не желающие размениваться на какие-то там отчёты перед парламентом. Аргумент в общем-то железный — Генеральная прокуратура неподконтрольна Верховной Раде. Действительно, в Конституции ни о контроле со стороны парламента, ни об отчётах депутатам ничего не сказано. Говорится только о том, что назначает Генпрокурора Президент с согласия Верховной Рады, а при желании парламент может высказать ему недоверие, что влечёт за собой его отставку. Вся эта «подотчётность» и «подконтрольность» была предусмотрена «Законом о прокуратуре», который частично перестал действовать после принятия Конституции. Какие именно нормы перестали действовать, должен был бы решить Конституционный суд, но пока не решил, поскольку соответствующего обращения не было. Главный нюанс в том, что все предыдущие Генпрокуроры жили по «Закону о прокуратуре», а Михаил Потебенько решил жить по Конституции.

Он посчитал, что раз его отчёт перед парламентом не предусмотрен Конституцией, а сам закон довольно сомнителен, значит и соответствующее постановление парламента незаконно. И как законопослушный гражданин, он не может выполнять заведомо незаконные решения. И не выполнил.

Аргументы с обеих сторон были выдвинуты серьёзные. Оппозиция обвиняет Генпрокурора в непоследовательности и непрофессионализме, в систематическом искажении информации о резонансных делах и откровенной лжи, в том, что он превратил прокуратуру в орудие политических преследований. Прокуратура регулярно путается в показаниях, делая взаимоисключающие заявления по поводу версий об исчезновении Георгия Гонгадзе, идентификации «таращанского тела», возможности ведения прослушивания в президентском кабинете и достоверности записей майора Мельниченко. А главное, по мнению оппозиционных фракций, Генеральный прокурор Украины превратился в Генерального адвоката Президента Украины в «кассетном деле» и препятствует дальнейшему раскручиванию скандала. В свою очередь, противники отставки Михаила Потебенько обращают внимание на то, что ситуацию не следует переводить из чисто правовой в политическую плоскость и сводить только к одному делу, что надо дать возможность Генпрокуратуре довести «дело Гонгадзе» до конца, а отставка Генпрокурора приведёт лишь к большим проблемам с назначением нового, в то время как текущая работа этого органа будет парализована. И основной аргумент — за инициативой отчёта и отставки Михаила Потебенько стоят соратники Юлии Тимошенко, которые пытаются путём превращения уголовного дела в политическое реабилитировать в глазах общественности бывшего вице- премьера и лидера партии «Батькiвщина».

Отсутствие прокурора в парламенте сыграло явно не в его пользу. Игнорирование требований парламента оскорбило депутатов в лучших чувствах и заставило сомневающихся всерьёз задуматься о «мерах пресечения» для прокурора, который отказывается от «явки для дачи показаний».

Больше всех задумались коммунисты. Их пакет из 112 голосов должен был сыграть решающую роль, так как позволял оппозиции рассчитывать на позитивное голосование в четверг по одному из 4-х постановлений, предусматривавших недоверие Генпрокурору. В кулуарах даже активно обсуждалась информация о якобы щедром предложении, сделанном фракции КПУ накануне голосования. В день голосования стала звучать и сумма, которую якобы предлагали депутатам за каждый голос «за» отставку — $10 тысяч. Коммунисты оказались в весьма щекотливом, хотя и чрезвычайно удобном для торгов положении. С одной стороны, им очень тяжело было откровенно занять одну из двух предложенных позиций. Проголосовав за недоверие, они автоматически подставлялись под шквал критики со стороны пропрезидентских сил и их средств массовой информации. К тому же, с этой позиции им очень трудно было бы в дальнейшем налаживать намечающийся (по крайней мере, в их высказываниях) диалог с властью. В то же время, поддержав Потебенько, они уж слишком явно изменяли декларируемой линии на оппозиционность режиму. Само собой, правая оппозиция не преминет обвинить их в сговоре с властью. Фракция «Трудовая Украина» уже и так не скрывает, что ведёт переговоры с ними о совместных действиях и даже делит портфели в будущем правительстве. С другой стороны, положение держателя «золотой акции» открывало КПУ широкое поле для дальнейших политических манёвров. Потому обсуждение аргументов сторон в узком партийном кругу в среду продолжались до самого позднего вечера. Генеральная линия должна была быть очень гибкой и позволять получение максимальных дивидендов от сложившейся ситуации. Некоторые, как говорят, даже были готовы пожертвовать партийным билетом, такими весомыми были «аргументы».

Была выбрана традиционно беспроигрышная формула: оставаться над схваткой и не принимать участие в борьбе. То есть проигнорировать голосование. Таким образом коммунистам в какой-то мере удалось сохранить политическое лицо и не выступить откровенно на стороне Президента, с которым они борются уже много лет подряд. А правая оппозиция потерпела сокрушительное поражение, не набрав в зале не то чтобы 226, а хотя бы сколько-нибудь приличного количества голосов за свои постановления. В свою очередь, пропрезидентские фракции подтвердили способность сохранять стабильное парламентское большинство даже при отсутствии его значительной части. В основной массе, будущее Генпрокурора их мало волновало, многие даже были очень не против его отставки. Но судьба распорядилась по своему, и благо, что к склонению Фортуны к такому решению не пришлось прилагать почти никаких усилий.

Кризисная ситуация так и не получила толчка к развязке. Сохранение Михаила Потебенько на посту продемонстрировало стабильность позиций власти и её готовность противостоять радикальным мерам оппозиции. Оппоненты Президента получили очередной урок ошибочности пути бессистемной борьбы. Возможно, личность Генпрокурора создает проблемы и для власти, и рано или поздно от этого балласта придётся избавляться. По болезни или в связи с переходом на другую работу. Правда, далеко не все проблемы можно решить путем таких формулировок.

[На главную]