[На главную]

Гонка за лидером

Андрей Тычина, специально для "&"
"&" №51 (20.12.1999)

“Не партия взяла власть, а власть взяла партию”. Эти слова Анатолия Матвиенко, сказанные им на съезде НДП, как нельзя лучше отражают давно прогнозировавшийся финал внутреннего противостояния двух полярных точек зрения на путь политического самосохранения Народно-демократической партии. Естественный отбор в политике - вещь не менее жестокая, чем в природе. Выжить должен сильнейший. Матвиенко считает, что приняв решение поддержать Леонида Кучму, НДП обречена быть поглощенной СДПУ(о) и её “ожидает роль прислуживать суркисам и волковым”. Лидер объединённых социал-демократов Виктор Медведчук уже сейчас предвкушает, как его сегодняшние оппоненты “после выборов будут сами проситься в СДПУ(о)”. Однако, новый рулевой народных демократов Валерий Пустовойтенко намерен не смотря ни на что “работать над консолидацией реформаторских сил вокруг ядра, которым должна стать НДП, за утверждение коалиции в рамках объединения "Злагода". Обе демократические партии включились в предвыборный марафон, который для них имеет общее название “гонка за лидером”.

Возможности уберечь НДП от раскола существовали. Самый большой друг оппозиционной к президенту части партийного руководства Евгений Кушнарёв предлагал соратникам воздержаться от радикальных шагов, оставшись при своём мнении внутрипартийной оппозицией, что уберегло бы партию от “негативных последствий”. На что остряк Владимир Филенко возразил, что “создавать демократическую платформу дважды демократической партии совсем уж нелогично”. Развод состоялся. Анатолий Матвиенко сдержал своё слово, сложив с себя полномочия председателя и свинтив партийный значок сразу после того, как съезд принял решение выдвинуть кандидатом в президенты Леонида Кучму. О мотивах этого поступка он заявлял неоднократно, повторять их в очередной раз нет смысла. В данном случае, считает один из матвиенковцев Александр Емец, “речь идёт не о том, Кучма или не Кучма. Вопрос в том, быть или не быть партии”.

Потеря НДП коллектива “публичных политиков”, передовой группы из десяти активных членов, в составе которой, кроме Анатолия Матвиенко, также Владимир Филенко, Тарас Стецькив, Александр Емец, Константин Сытник, Артур Билоус и другие основатели партии, является гораздо более серьёзным ударом, чем может показаться на первый взгляд. Все эти люди фигурировали в самом начале партийного списка НДП на парламентских выборах и, соответственно, являются основой фракции НДП в Верховной Раде, занимая в соответствии с партийной квотой места во многих ключевых комитетах (по вопросам правовой реформы, иностранным делам, свободы слова и т. д.). Не случайно первой реакцией на исход оппозиции из партии стало обращение к раскольником с просьбой сложить с себя также и депутатские полномочия. Обращение, следует отметить, исключительно морального свойства, так как юридически в уставе партии процедура отбирания мандатов у исключённых не предусмотрена. Разумеется, расставаться с депутатскими значками заодно с партийными оппозиционеры не собираются и будут фактически оставаться внутрифракционной оппозицией, “подрывая изнутри” с такой любовью взлелеянную Валерием Пустовойтенко фракцию. Названная Анатолием Матвиенко “задуманным в сером здании Кабмина простым механизмом обеспечения проправительственного большинства в Верховной Раде”, она и сегодня остаётся для премьера предметом всемерной заботы. Он утверждает, что собирается даже “встретиться со всеми теми, кто в своё время по разным причинам покинул фракцию, и начать переговоры об их возвращении” (накануне часть народных демократов перешла, в частности, во фракцию “Возрождение регионов”). Оппоненты предполагают, что премьеру сейчас крайне необходимо иметь возможность продемонстрировать президенту на фоне предвыборной регрессии в отношениях между законодательной и исполнительной властью своё влияние в парламенте и активную поддержку со стороны депутатов собственных законодательных инициатив.

Ещё одним негативным для партии моментом является обретение ею вместе с высокопоставленным председателем формального статуса “партии власти” на фоне фактически увеличивающегося отрыва от реальных рычагов власти. В регионах многие уже давно для себя решили, какая партия в стране нынче перспективнее. По некоторым данным, многие местные организации как на дрожжах растущей СДПУ(о) создаются людьми с партбилетами НДП в кармане. НДП оставалась политической (а не номенклатурной!) силой до тех пор, пока партийность премьера и других представителей высших эшелонов власти носила формальный характер и, как сокрушается Анатолий Матвиенко, “Валерий Пустовойтенко не советовался о своих кардинальных действиях с Политисполкомом”. Растеряв же самостоятельных политиков, НДП превратилась в “политическое крыло правительства” с четырьмя с лишним тысячами работников исполнительной вертикали в своей основе. Смена правительства будет означать для неё моментальный коллапс.

Наконец, 33 голоса (четверть делегатов) против кандидатуры Кучмы на съезде проправительствнной партии - это всё-таки очень болезненный удар по премьеру. И хотя Валерий Пустовойтенко называет такой результат вполне нормальным, указывая на то, что “руководство партии рассчитывало на 30-35% голосов против этой кандидатуры, а не проголосовало за неё только 25%”, можно предположить наличие в душах большинства народных демократов жестоких терзаний. Проходило бы голосование по такому судьбоносному вопросу, как принято повсюду, в закрытом режиме, и его результат уже вряд ли можно было бы считать предрешённым. По крайней мере больше половины делегатов поначалу категорически высказались именно за закрытый режим, и серому кардиналу НДП Анатолию Толстоухову тогда стоило больших усилий навести в партийных рядах порядок. Фактически же НДП продемонстрировала свою несостоятельность в качестве основной политической опоры президента в нынешних условиях и Леонид Кучма имеет полное моральное право считать, что “таких не берут в космонавты”.

Партийный форум СДПУ(о) можно считать прямой противоположностью съезду НДП. В зале - монолитные ряды и полное единодушие. Алый цвет дружно воспаряющих при голосованиях партбилетов вселяет ностальгию. 288 из 293 делегатов - за кандидатуру Кучмы. Четверо - против, но и те лишь потому, как считают, что лучше Кучмы может быть только Медведчук. Душа президента может только порадоваться такой мощной поддержке. Структуры СДПУ(о) растут и ширяться. Партийное руководство обещает, сто скоро не останется в стране ни одного населённого пункта, куда не дотянулась рука социал-демократии с красной розой в кулаке. Виктор Медведчук утверждает, что на сегодняшний день в Украине действует почти 600 городских и районных организаций партии, её постоянно пополняющаяся численность уже перевалила за 900 тысяч, уверенно догоняя коммунистов.

Руководство СДПУ(о) считает, что не её следует называть бизнес-партией, но фактом остаётся то, что она является партией “удачливых бизнесменов”. Эти люди точно знают, что могут потерять, и что ещё хотят приобрести. Иронизировать над программными тезисами - дело не благодарное. По-своему они правы, они тоже трудящиеся, их капиталы тоже нужно социально защищать, как основу для развития малого и среднего бизнеса. Они тоже за либерализм, но кредитование предприятий - дело тонкое, нужно понимать кого и зачем. Они тоже за официальный статус русского языка - не у всех же есть время учить украинский. Выступая на съезде, Виктор Медведчук, намекая на НДП, задался риторическим вопросом, что будет с номенклатурной партией, если её членов лишить должностей или ввести общепринятый принцип беспартийности высших эшелонов власти. Повод для иронии у него есть, обойдённая на крутом предвыборном повороте конкурирующая партия ярко демонстрирует кризис номенклатурной политической системы в условиях относительного демократизма общества. СДПУ(о) преподносит пример нового, прогрессивного метода построения партийной структуры “сверху” не административным заталкиванием чиновников, а добровольным приобщением желающих закрепить и приумножить свои возможности. Подтверждённое напоследок Виктором Медведчуком обещание Леонида Кучмы вступить в СДПУ(о) в случае, если партия поможет ему повторно стать президентом, только укрепила сомневающихся в уверенности, что при благоприятном исходе выборов социал-демократия имеет шанс стать если не государственной, то во всяком случае базовой общественной идеологией. В СДПУ(о), считающей себя самодостаточной политической силой, не очень популярна идея об объединении демократических сил. Больше говорят о приобщении.

Леонид Кучма уже не однократно очертил стратегическую задачу для всех лояльных сил в случае своего переизбрания - дееспособный парламент. Многие аналитики усматривают в этом намёк на возможный роспуск Верховной Рады с последующими радикальными шагами по конституционному перераспределению полномочий ветвей власти. Хотя речь может идти и всего лишь о кардинальном перераспределении сил в парламенте на существующей демократической базе. В любом случае, мощная политическая поддержка его намерениям обеспечена. Как минимум, две конкурирующие влиятельные партии готовы подставить ему свои широкие плечи. Впрочем, не исключено, что это будет либо одна большая СДПУ(о), либо одна большая “Злагода”. При всём межличностном несовпадении интересов, обе партии остаются структурами практически идентичными как в идеологическом плане, так и своей сути. В украинском варианте различий между социал-демократией и народной демократией не больше, чем между понятиями “социум” и “народ”.

[На главную]