[На главную]

Крым. Игра ассоциаций


Printer
Май, 2007 г.

Что толкает людей в путешествия? Загадка загадок для меня.

Это какое-то иррациональное желание получить неосязаемые эмоции за вполне даже осязаемые деньги. И если раньше мы считали, что более-менее длительные отъезды достойны только заграничных чудес, то теперь я могу с полной уверенностью заявить, что тратить деньги в Украине (а соответственно и находить чудеса) не менее увлекательно.

Подтверждение тому наша майская поездка по Крыму, состоявшаяся совместно с нашими друзьями Андреем и Ксюшей. Учитывая, кстати, этот факт, я не буду упираться в историческую часть описания, потому что Андрей наверняка подойдет к этому аспекту с академической скрупулезностью. Я же позволю себе вольный пересказ событий и впечатлений.

Вопрос "что будем делать на майских?" возник еще в марте. Хотелось чтоб поездка была насыщенная, но бюджетная. Рассматривались варианты: Польша, Золотое кольцо России (Андрей предлагал, так что можно ожидать в скором времени), Украина. Ни у кого не было излишков времени на проработку серьезного маршрута, потому остановились на более-менее свободном маршруте по Крыму, предложенному Андреем. В самом начале наши маршруты разнились, потому мы решили заехать в Асканию Нову и еще куда-нибудь, что б встретится с Тычинами на въезде в Крым.

В результате наш маршрут сложился следующим:
1 день. Киев – Аскания Нова
2 день. Аскания Нова – Херсон (обед) – Геническ
3 день. Геническ – Мелитополь (Каменная могила) – Симферополь – Бахчисарай – Севастополь
4 день. Севастополь – Балаклава – Мангуп-Кале – Эски-Кермен – Бахчисарай
5 День. Бахчисарай – Чуфут-Кале – Мраморная пещера – Алушта
6 день. Алушта – Водопад Джур-Джур – Башня братьев – Новый Свет – Судак – Феодосия
7 день. Феодосия – Керчь – Николаев
8 день. Николаев – Киев

Из всего перечисленного бронировать пришлось только Асканию Нову. Пробегусь по нашим гостиницам, что б потом не останавливаться (этот раздел можно пропустить незаинтересованным).

Гостиница «Канна» в Аскании Нове – номер обошелся в 240 грн. без завтрака. Завтрак стоил отдельных денег, но не знаю каких, потому как его нужно было заказать с вечера, а мы этого не знали. Это был самый большой номер из посещенных нами за поездку, правда не было заявленной горячей воды, но это, как потом оказалось – типичная проблема, ибо, как правило, стоит общий бойлер и он просто не успевает нагревать воду для всех желающих. Потому рекомендую искать номера с бойлером в номере.

Гостиница в целом – на 3 с минусом звезды, несмотря на свежую перестройку (мы попали практически в первый сезон) и наличие в номерах холодильника и телевизора. Невооруженным взглядом видно, что при перестройке экономили на всем: ручка в дверях уже вырвана с шурупами (дверь из двп, похоже), советские лестницы просто закрашены краской. Опять же, чтоб не повторяться, скажу, что подобным грешат все гостиницы (за редким исключением) – вроде все есть, но как-то оно ненадежно, что ли.

Зато в этой гостинице находится самое приличное заведение типа «ресторация». Цены волне умеренные (горячие блюда – около 25 грн., салаты от 5 до 15 грн., пиво – что-то около пятерки) Обед на, считай, троих (дети больше по сокам проходились) обошелся в 100 грн. Ужин - в 60 грн.

Дальше была гостиница «Орхидея» в Геническе. Её можно назвать оазисом роскоши в бедуинской пустыне. Представьте себе деревенские потрепанные домики вдоль улицы, а потом, бац!- усадьба барина. Вид из окон соответствующий - не барский, тобишь. Но в целом гостиничка мне понравилась. Особенно очарователен лобби-бар. Несколько кованых столов и плетеный уголок из двух кресел и маленького диванчика со столиком располагают к отдыху после дороги. Кухню назвал бы лучшей из пробованного за это время при гостиницах (обед на четверых – 160 грн.). Правда обилие специй, так мною любимых, могло быть связано с тем, что вода в Геническе имеет очень ярко выраженный запах сероводорода из-за близости Сиваша, который, собственно, переводится как Гнилое море. Из-за этой специфики мы не оценили бойлер в номере, а дети научились задерживать дыхание на время посещения туалета и мытья рук, сколько мы им не рассказывали о пользе грязевых ванн и прочей лабуде. Собственно номер нам обошелся в 180+25% за третье место для ребенка, получилось 250 грн. с тремя завтраками. По Геническу всё. Севастополь, гостиница «Ярд». Отелю лет пятнадцать и когда-то он был крут непомерно. Сейчас нормальный. Только найти его по темноте было сложно: какими-то дворами заезжали. За двухместный номер с диванчиком мы оставили 313 грн. Из которых 10 – это парковка. Номер чистенький, но прокуренный. Гостиница довольно большая, и повеселила предложенным за 440 грн трехкомнатным номером на 8 мест, что было бы весьма бюджетно для большой семьи (можно шведской). Ресторан на троечку, к тому же не было спиртного, правда, сразу разрешили «со своим». Ужин «со своим» - 120 грн на двоих с половиной.

Помимо Ярда мы еще интересовались условиями проживания в гостинице «Украина». Цены там не воодушевили нас ни разу – от 340 за типичный советский номер с эмалированным душем, до 1200 за президентские апартаменты. Видел там много поляков. Наверно президенты.

После Севастополя мы вернулись в Бахчисарай. Вернулись потому, как по первоначальному плану должны были ночевать там, но были разочарованы условиями и последовали совету местных жителей ехать в Севастополь и там выбирать из массы дешевых и хороших отелей. После скитаний по Севастополю и потере надежд найти не то что дешевое, а просто приемлемое, отель «Привал» на второй взгляд не казался таким уж безумием (300 грн за полкоттеджа на территории с пьяномалолетской дискотекой и забегаловками типа «разливайка» поначалу казались нам чем-то из ряда вон). Был вариант поселиться в корпусе за 250 грн, но там общий бойлер и мы не повелись на обещания, что горячая вода будет. А в коттедже был отдельный водонагреватель и камин. Но! Для камина не было дров, а в душе отопления (газовый конвектор был в комнате). Из плюсов – недорогое такси до ближайшего приличного ресторана на трассе.

Следующая остановка была в Алуште. Вот тут, пожалуй, я впервые почувствовал, что проблем с жильем не будет. Гостиница на гостинице, на любой вкус и достаток. По ходу заходили в свежепостроенную гостиничку «Фламинго» с двухкомнатным полулюксом за 220 грн и даблом за 120 грн. (найду визитку – напишу координаты). Но был свободен лишь полулюкс, поэтому мы проехали еще метров сто и чудно поселились в гостинице «Москва» за 240 гривен с завтраками (причем на всех четверых в качестве приятного сюрприза). У гостиницы, находящейся недалеко от набережной, вполне большой и уютный двор, на котором умудрились построить ручей с домиками над ним. Летом должно быть очень хорошо. Еще порадовал бассейн и сауна (на которую банально не хватило ни времени, ни сил). В общем, гостиница получает зачет.

Еще одна зачетная гостиница ждала нас в Феодосии – комплекс Манго/Киви (координаты ищем тут). Большая территория, добротной постройки сами корпуса, просторные номера, есть кафе, номер – 200 грн с двумя завтраками. Из необычного – ребятам достался номер с выходом на общий балкон (что само по себе хорошо), но на окне не было плотных штор (что, безусловно, пикантно). Нам достался необычно большой таракан, сантиметров пяти. Поскольку я его убил, так что вам его встретить не грозит.

В Феодосии были посещены и другие гостиницы, но все имели несовместимые с нами недостатки. Хотя стоит отметить Хелену, которая не подошла только из-за отсутствия паркинга.

Ну и, наконец, Николаев. Вообще-то силы нас покидали еще на подъездах к Херсону, но прозвонив херсонские гостиницы и опешив от цен «от 350» мы приняли волевое решение дотянуть до Николаева и поселиться в забронированной по телефону гостинице «На Адмирала Макарова» за 240 гривен в типа двухкомнатном номере. Это были самые «спартанские» условия проживания, хорошо хоть горячая вода была.

На этом с гостиницами, слава Богу, покончено. Переходим к лирической части нашей программы.

Путешествие без четкого плана имеет как минимум одно неоспоримое преимущество – вам не грозит разочарование от разрушения ваших же планов. Предварительный же настрой на получение только положительных эмоций – вообще обязателен. Нас радовало всё: дороги, рапсовые поля, комары, разбивающиеся о стекло с шумом дождя; последовавший затем настоящий дождик, смывающий комаров-подражателей, отдавших свои жизни ради нескольких секунд нашего недоумения; люди, городки (по большей части радовало то, что мы там не живем), гостиницы, скорость, магазины, рестораны, облака, набережные, море, горы, природа, трудности, развалины, туристы, собаки, изгибы дороги, новостройки и прочая, прочая, прочая… Мне кажется, я понял, что же чувствуют байкеры, которые никуда не спешат – которые просто едут. Сознание очищается и начинает впитывать действительность как некую манну, в будущем потраченную на наши душевные напряжения. Нирвана представляется дорогой без конечной остановки, и немного трудно заставить себя понять, что нет нужды спешить, что никто не запрещает останавливаться, что бы просто осмотреться или послушать звенящий воздух. Движение и Остановка становятся и целью и средством, причиной и следствием друг друга.

Первый перегон до Аскании занял у меня не больше сил, чем чтение пары предыдущих абзацев. Поселок радовал ухоженностью и какой-то загадочной атмосферой: с одной стороны – тишина и умиротворение, с другой – пьяные группки молодежи и следы крови в кафе на утро. Но напрягов не возникло, наверно визжащие и мечущиеся дети отпугивали своей непредсказуемостью.

Всё что я смог найти про Асканию сводилось к понятию «биосферный заповедник» и участок первозданной степи. Странно, что попалось так мало информации об этом действительно уникальном уголке. Он был основан сыном магната-скотовода Фридрихом Эдуардовичем Фальц-Фейном, когда ему было 20 лет. Само же поместье было названо предыдущим хозяином по аналогии с поместьем в Германии. Вся жизнь Фридриха была положена на создание дендропарка посреди кусочка ни разу не паханой степи. Что б понять что значит «отдать жизнь» нужно обязательно туда поехать и посмотреть на арычки, прокопанные к каждому не то что дереву, а даже кусту. Весь парк существует исключительно искусственному поливу, ну и ненормальной любви сотрудников. Если вы не профессиональный историк-ботаник, то обязательно возьмите гида и прокатитесь по парку и степи на тачанке, несмотря на диковатую цену в 400 грн. Правда, сделать это непросто – тачанки расписаны на несколько недель вперед (я сам обалдел от количества экотуристов из Канады). Если не повезет с повозкой, то брать гида в парк. Просто без комментариев не осознать, сколько человеческих судеб связано с этим местом. Для меня так и осталось загадкой, чем мотивировался немец, потративший огромное состояние на сохранение кусочка степи и создание дендропарка, а так же собирание каменных баб, которых местные разбивали на строительные камни, но мое уважение он заслужил.

Можно еще на Газели за 30 грн вдоль забора, но это не то, хотя животные могут и вдоль дороги гулять. А животных там много: табун лошадей Пржевальского, козы разные, олени, бизоны, антилопы гну и кафрские буйволы. Последние привносят в прогулку элемент экстрима: возница постоянно привстает на козлах, что бы отследить их местоположение и, не дай Бог, перемещение. Кафров объезжают стороной даже на сафари, потому как они совершенно ненормальные – бросаются на человека безо всякого повода. При этом скорость их бега – до 60 км/ч. Гид нам похвасталась, что они перевернули трактор, и мы как-то приятно возбудились от такой близости дикой природы. Когда я посмотрел на этого буйвола в загоне (говорят он его поначалу пытался разломать, и не останавливался пока его не отливали по нескольку часов к ряду холодной водой), то пришел к выводу, что его прижатые ко лбу рога явились следствием пробивания себе дороги в жизни лбом, оттуда же и непомерная агрессивность. Нашел статью про них и подумал, что мало я волновался… Но хорошо, что всё хорошо кончается (это я про себя), и после прогулки по парку с павлинами, коих там разводят как кур в селе, мы решили сделать следующую остановку в Геническе – небольшом портовом городке в начале Арабатской стрелки. После поселения в гостинице мы помчались на встречу с Азовским морем, с ожиданием чего-то необычного. Необычное оказалось действительно необычным – мы не нашли моря. Забравшись за Стрелковое (километров 30, наверно), когда закончилась дорога, похожая на шифер и начались проезды по траве (не менее шифероподобные), мы решили не гробить машину и поискать проезд между пансионатов самого жутенького вида. Но не тут-то было, все съезды упирались в болотце, за которым был вал, скрывающий море. Хотя бы увидеть море стало делом принципа. Спасибо охране пансионата Экспресс за предоставленный выход к морю. Омыв таки руки и полюбовавшись действительно бесконечным пляжем мы обрели полное умиротворение. Май, море – красота!

Но красота красотой, однако, отдых на Арабатке явно не для нас. Точнее, если бы стоимость была мизерной, то да – приехать на неделю позагорать с детьми можно. Но Экспресс явно является единственным, пока, пансионатом с пристойными условиями, и совершенно турецкими ценами. Пока - потому как дальше по стрелке строятся большие корпуса с явным прицелом на клубный отдых… Надеюсь, люди знают что делают.

В общем, если есть желание увидеть дикие места на Арабатке, то приготовьтесь углубиться километров на 50 и попрощайтесь с ходовой. Но ни капли не жалею о попытке – место заняло свое место в воспоминаниях.

Утром мы выехали навстречу друзьям, приняв предложение посетить Каменную могилу в Мелитопольской области.

Шел дождик, и настроение было сонным. В ожидании решили выпить кофе в селе Мирное, но наткнулись на необычное для киевлянина препятствие – все три кафе работают с 18-00. Причем одно из них является примером такой себе смекалки: проезжая по селу увидели логотип оператора WelCom, и подумали, что как-то тут подзадержались с заменой вывески на Билайн, да и вообще странно его видеть в месте, где и Киевстар работает с провалами… Но все разрешилось, когда местный житель нам сказал «Так вон же оно, кафе Велком!» Гениально – использовать добротную светящуюся рекламу, утратившую актуальность.

Наше же ожидание завершилось вместе с дождиком, и воссоединившись с Тычинами, мы направились на осмотр Каменной могилы (вход – 2 грн.) Почитать про нее, собственно, можно тут, немного фотографий тут. Кроме того, масса ресурсов говорят об этом месте как о мистическом и всё такое, но я, признаться, не почувствовал каких-то особых вибраций, хотя, возможно, это от того что, замерз; у жены, вон, голова разболелась. В целом, место посетить стоит – непосредственное прикосновение к древности.

И вот, наконец, мы двинулись в Крым. Дети, по привычке, ждали таможню и удивлялись, почему так быстро преодолели границу. Долго объясняли, что Крым – это тоже Украина. Я, в свою очередь, удивлялся тому, что езда по Крыму не вызывает проблем. Правда, когда через несколько дней я мчался за Андреем по серпантину на скорости 120, то понял, что проблемы таки могут быть, если скрип резины закончится срывом колес. Но Андрей оказался любителем горных дорог, а после Грузии это для него вообще прогулка, и я успокоился, одновременно перестав держаться за ним. Таким образом, каждый получал удовольствие по-своему, а поддерживать незримую связь нам помогали рации.

Прибыв в Симферополь (в переводе «Полезный город») мы посетили главную мечеть крымских татар (скромненько, но чистенько. 1508 год вроде бы), городской парк (достопримечательности не произвели на меня впечатления) и развалины Неаполя Скифского с башней, похожей на современную постройку, судя по железобетону внутри, с холмов которого открывается замечательный вид на город. Пока девочки болтали о чем-то своём, а Андрей лазал с фотоаппаратом, я смотрел на старые камни и пытался представить себе людей живших тут в начале нашей эры. Получалось плохо… Гораздо лучше виделись мне те, что живут здесь сейчас: мусор дает лучшее представление, нежели камни.

После выезда из Симферополя что-то в голове щелкнуло и события стали прессоваться в один длительный день, когда дорога перемежается с осмотром достопримечательностей, и гостиничные номера представляются лишь некоторыми из них. К сожалению, затянувшийся поиск первой ночевки в Крыму не позволил нам осмотреть Севастополь и Херсонес, а с утра, согласно плана, мы направились в Балаклаву. По дороге немного заблудились, но зато посмотрели на будущую сосновую рощу, которая пока похожа на степь с непонятными кустиками.

Балаклава мне запомнилась в детстве черными расписными вазочками, похожими на амфоры. Больше таких не делают – не осталось мастеров. Всё заполнено дешевыми поделками, зачастую китайского производства. Жаль.

К счастью, красоты бухты не убыло, и мы вдоволь налюбовались ею. Развалины одной из генуэзских крепостей привносят приятный исторический привкус. На противоположном берегу бухты памятник нашей современности – завод по ремонту подлодок. Спрос на экскурсии в штольни так велик, что билеты выкуплены на несколько дней вперед. Так что мы сделали зарубку на будущее и поехали по направлению к Бахчисараю, отметив для посещения два пещерных города – Мангуп-Кале и Эски-Кермен.

Мангуп – красивейшее место. И воспринимается оно целиком: нижняя часть у озера, долина, дорога (производит впечатление при любом способе перемещения – хоть пешком, хоть за рулем, хоть на УАЗике за 100 грн) и, собственно, пещерный город. Внизу множество чайхан (так будет множественное число от "чайхана"?), которые не видны с дороги. Множество туристов с палатками. Множество просто отдыхающих людей. Но все это не мешает, а, скорее, делает настроение. Разительное отличие от атмосферы на ЮБК: тягучей, кабацко-пляжной. Все куда-то перемещаются, но суеты нет; ты расслаблен, но, в тоже время, в тонусе. Заглянул на кухню: с десяток женщин суетятся и кричат, все шкварчит и парит, запахи забираются через ноздри прямо в желудок и тот начинает сладко сжиматься.

После обеда мы что-то расхрабрились и, не смотря на запугивания поцарапанными машинами и непроходимым бездорожьем, решили доехать до пещер на машинах. Пересекли долину, набитую компаниями с шашлыками (откуда они приехали?), и начали подъем по узкой дорожке вверх. Всё бы ничего, но глубокая колея от ручья делала подъем похожим на аттракцион: колеса попеременно вывешиваются, местами приходится скрестись боковой частью колеса по почти вертикальной стенке колеи. Без полного привода и пониженной там делать нечего. Впрочем, и с ними тоже, если только как нас не разбирает азарт и мальчишество. Бодренько стартовав, через пару десятков метров я стал закрывать окна с мыслью «Если перевернемся, то хоть глаза ветками не повыкалываем». А потом я с машиной стал одним целым: приятная истома, словно от потягивания, разливалась по мне от скрипов кузова, вызванных кренами; я стал чувствовать как ламели резины цепко хватаются за камень, кажется если бы я закрыл глаза, то было бы даже лучше; пропала нужда управлять при помощи руля и педалей – нервные импульсы передавались машине без участия сознания. К сожалению, эта медитация была прервана гладким продольным провалом (хотя уазики с разгону проносились оставляя черные следы на стенках). Интересно, как они разъезжаются при встрече?

Оставив машины на удачном возвышении, мы добрались до плато пешком. А народу там…- больше чем внизу. Что не удивительно, потому что количество пеших туристов нас приятно поразило – они вдоль всех дорог, на всех стоянках. Да здравствует здоровый образ жизни!

Но это сейчас посещение таких мест – туризм (правда не для всех – в тамошних пещерах живут так называемые «индейцы», бросившие цивилизацию. Один из них проводил там что-то вроде экскурсии и мне показалось, что он археолог), а в седьмом веке тут было феодальное государство Феодоро, столицей которого и был Мангуп. И взбирание на самые вершины гарантировало выживание. Мне вспомнились две истории про то, каким образом была взята эта крепость. Один раз её взяли хитростью: в 15 веке турки осаждали крепость полгода, но поняв, что это может продолжаться еще долго, их главнокомандующий сделал вид, что отводит войска. Когда же защитники крепости бросились догонять врага, он взял их в кольцо с флангов и всех перебил. Второй способ еще краше: с разрывом в несколько веков, уж не помню кто, велел собрать все музыкальные инструменты в округе, а затем три дня и три ночи его люди шумели, не давая спасть защитникам крепости (как они сами-то спали?), и, когда те уснули, взяли крепость. Мангуп-Кале был предпоследним местом обитания караимов. Оттуда они перебрались в Чуфут-Кале и полностью владели близлежащими территориями. Теперь их осталось совсем немного в мире. Многие их считают евреями, но, если верить их последователям из кафе в Чуфут-Кале, они потомки хазар, которые создали свою религию караизм на основе иудаизма. Их светская жизнь сохранила тюркские обычаи, а религиозная – стала отчасти иудейской (они читают Тору и игнорируют Талмуд). Сейчас самая большая община караимов находится в Литве в Тракае.

Что б не перескакивать – пара слов об Эски-Кермене. Тоже вполне интересное место, похожее на огромный термитник – все изрыто пещерами. Ученые так и не выяснили предназначение большинства дыр в скале, что меня не удивляет, ведь Эски-Кермен переводится с тюркского как «Старая крепость», а татары, сюда пришли аж в восьмом веке, и уже тогда она была старой.

Внизу под крепостью, как и везде, кипит местная туристическая промышленность: парковщик собирает дань за стояние на траве, гиды предлагают свои услуги, кафе кормит шашлыками и даже местный отель зазывает рекламой «Спальные места в оборудованных пещерах. 10 грн».

Но все это было даже мило в сравнении с ненавязчивым сервисом на подъездах к Чуфут-Кале… Там нам поступило предложение от парковщика прокатиться по королевской дороге прямо к воротам крепости в сопровождении высококлассного гида всего за 100 грн. Признаюсь, лень было совершать неблизкий путь пешком и в надежде сэкономить время мы согласились. В общем-то саму по себе езду по можжевеловой роще можно считать экскурсией, только жаль что королевская дорога закончилась шлагбаумом с замком от которого у гида не было ключа. Но это недоразумение не помешало нам осуществить поход в крепость. Спустя час мы вернулись туда откуда начали и всё-таки взяли приступом Чуфут-Кале (Иудейскую крепость).

Согреваясь ходьбой мы слушали нестройный рассказ гида о событиях многовековой давности, о том как жил там какой-то дервиш, избавлявший женщин от бесплодия; о кладбище под Успенским монастырем, на котором выкупали места знатные люди эпохи русско-турецких войн; о фашистской пушке Дора, которая из Бахчисарая обстреливала Севастополь. Кстати, пушку ту обслуживали четыре тысячи человек, она была использована единственной из нескольких построенных, масса снаряда – 7 тонн, а строили для обстрела Франции.

Поднимаясь всё ближе к крепости я думал о том, что человечество не меняется: только раньше брали крепости для завладения землям, а сейчас места в парламенте… Жажда власти, как мне кажется, а не лень, является движущей силой прогресса.

До нас Чуфут-Кале ни разу не брали приступом. Один раз осаждали и пробили стену в 13 веке, а второй- с помощью предателей, когда подбросили дохлого верблюжонка в колодец. А без воды, как известно, и ни туды, и ни сюды. Колодец этот обнаружили в 1999г. И на сегодня силами энтузиастов он полностью очищен и принимает туристов. Глубиной около 50 метров колодец выбит в скальной породе и имеет винтовую лестницу без единого укрепления. По ней, как нам рассказывал гид (один из энтузиастов), люди ходили с бурдюками за водой во время осады. У нас возник вопрос, почему, мол, колодец за стеной, но нам быстро разъяснили, что в то время были еще три стены ниже той, что имеем возможность видеть. Спуск и подъем в колодец оказались неожиданно легкими. Гид (мужичина с окладистой бородой и менторским тоном) приказал во время спуска не выглядывать вверх, ибо при падении с такой высоты двухкопеечная монета пробивает строительную каску. Я очень быстро глянул вниз, получил замечание, и в ответ пошутил «Вы же говорили, что вверх нельзя смотреть». Судя по тому, что вся группа была остановлена и мне прочитана лекция об ускорении свободного падения не зависящее от положения моей головы, он явно усомнился в моих умственных способностях. Впрочем, ни один я такой веселый побывал в колодце – нам были продемонстрированы надписи свечей на потолке датируемые восемнадцатым веком! Что-то вроде «Тут были я и Софья» на латыни.

Сама крепость Чуфут-Кале дышит историей, наверно потому, что люди покинули её сравнительно недавно – в 1852 году. На территории хорошо сохранилось немало интересных объектов: мавзолей Ненекеджан-ханым (Джанике-ханым), дочери хана Тохтамыша, который в 1382г., через два года после Куликовской битвы, сжёг Москву; остатки старой мусульманской мечети, сооружённой в 1346 г., хорошо сохранившиеся крепостные оборонительные стены, водопровод, искусственные пещеры, две караимские кенассы – молитвенные дома. Одно из подземелий, как предполагают, служило казематом, в котором долгие годы томились знатные пленники крымских ханов, среди них боярин В.Шереметев, князь А.Романовский, польский гетман Н.Потоцкий и другие. Шереметьевым просидел там 21 год, за него просили слишком большой выкуп – Казань и Астрахань. Удивительно выглядят две глубокие, по колено, колеи от колес телег на центральной улице, в конце которой находится кафе с караимской кухней. Рассчитывать на него как на полноценное кафе я бы не стал, но для пробы, если повезет, сгодится. Первым делом, учитывая нашу продроглость, мы попробовали бузу и караимскую настойку Чопраксы. Буза – это что-то среднее между пшеничным пивом и квасом, хотя я не почувствовал там алкоголя. А вот настойка произвела самое благоприятное впечатление: 56 градусов, по вкусу похожа на Бехеровку. По словам хозяйки, рецепт настойки сохранился лишь в нескольких караимских семьях. Причем в состав входит алтайский мед (от нашего она портится), а спирт перегоняется их винограда одной семьей в Симферополе. Там же в кафе мы изучили фотографии и предметы быта караимов, а я еще и книгу отзывов – прекрасное развлечение во время ожидания еды. А еда у них очень даже ничего, если только вы не противник пластиковой посуды и легкой антисанитарии. Хит меню – караимские пирожки аяклаки с разными начинками. А еще там был очень вкусный кофе. Немаловажную роль в нашем благодушном восприятии кафе сыграло отсутствие туристов. Наверняка в сезон там творится что-то страшное. Примерно как в совсем уж безликом, но единственном кафе возле Мраморной пещеры, куда мы прибыли после Чуфут-Кале. Количество жаждущих спуститься ближе к аду не радовало даже работников – двухчасовые очереди утомляли не только туристов. Но нам, как и всегда, везло – мы смогли занять столик в помещении и попить горячего чаю. Скоротав время за прозвоном гостиниц в Алуште мы отправились ко входу (40 грн с человека). Как-то сразу стало ясно, что с гидом нам не повезло. Попался косноязычный, слегка нетрезвый, с комплексом неполноценности спелеолог. На мой взгляд экскурсионное сопровождение достаточно было бы ограничить фактами, так сказать, научными, слегка разбавленными ассоциациями с природными формами, но ни как не наоборот. Да и шутками совсем не следует унижать группу. Впрочем, не смотря ни на что, пещера поражает воображение. Все эти сталоктиты, сталагмиты, сталагнаты растут со скоростью микрон в год, то есть им понадобились миллионы лет, что бы приобрести современный вид. Лично в меня это вселяло благоговейный трепет, но вот турист из дружественной Польши не разделял моих восторгов и облапал всё, до чего мог дотянуться. Надеюсь он просто не понял, что разрушение верхнего слоя для этих чудес губительно. За последние 9 лет, что я там не был, открыли для экскурсий еще один зал – он более компактный, но, зато, имеет гораздо больше причудливых форм. Тут, как в картинной галерее абстракционистов, можно подолгу стоять у каждой композиции и сочинять сказочные сюжеты. Было бы хорошо оказаться там в одиночестве и не ограниченным во времени. А так три часа экскурсии проносятся как рекламный ролик – только дразнят. В прошлый раз нам с женой повезло и мы прошли нижний уровень мраморной как спелеологи. Воспоминаний – до конца жизни. На сегодня подобная практика прекращена, однако есть экстрим-туры (от 200 грн) в пещеру Красную.

Мы же совершили вечерний экстрим-тур в ресторан «Морская миля» - не легко сделать заказ когда официант на большинство блюд говорит «извините, нету». Когда же консенсус был найден мы мило посидели за камбалой и приятной беседой (250 грн).

Утро следующего дня выдалось теплым и безмятежным. Настало время наземных интересностей. Первая остановка – водопад Джур-Джур. Что бы пройти к нему от стоянки необходимо пройти метров пятьсот по тенистой роще и преодолеть КПП за 10 грн. Однако количество пеших туристов, встречающихся после КПП, позволяет сделать вывод, что где-то есть другой проход. Я шел неспеша, разглядывая причудливой формы деревья и иногда показывающуюся внизу речку. У водопада нас ждало прямо-таки вавилонское столпотворение, не помешавшее, однако, насладиться падающей водой. По возвращении на стоянку мы предались страстям и накупили грибов по 5 гривен и вина.

И вот мы снова на дороге. Двигаться вдоль моря – особое удовольствие. Из-за того, что ты больше смотришь на постоянно меняющийся вид, складывается ощущение, что находишься в автомобиле будущего с автопилотом. Тем не менее, мы вносим внезапное изменение в маршрут и останавливаемся у новостроящейся церкви-маяка. Тут же к нам сама подъезжает еще одна достопримечательность – колонна байкеров. Как оказалось – из Харькова. Мы перекинулись несколькими словами, сфотографировали малых на их аппаратах, а так же их на фоне церкви, и двинулись дальше.

Серпантин – это джаз. Попасть в ритм сложно, потому что он все время меняется. Я даже вспомнил слово «синкопа», но на скорости, заданной Андреем, больше подходило «трындец». Вторая, третья, руление, сброс, третья, вторая, руление, третья, четвертая, рулеееение, третья, вторая. Задыхаясь от рулежки и красот мы вдруг сворачиваем на проселок и снова движемся по грунтовке с канавой вверх. Взбираемся на холм к очередной развалине и вдруг выясняем, что холм соседний. Однако оглядевшись понимаем, что по-другому никак и не подъехать, поэтому бросаем машины и бежим к башне. Бежим потому, что энергия ну просто переполняет. Наконец-то вокруг только мы, море, небо и горы. И всего один очень вежливый пеший турист. Жизнь настолько переполняет, что взбирающиеся по стене дети не вызывают ни малейшей тревоги. Сам воздух наполнен ощущением, что всё есть и будет хорошо. Одним словом – ляпота. Мы сами стоим на верхушке башни довольно долго и не хотим уходить. Андрей из каких-то бездонных запасников информации вещает нам, что это башня каких-то братьев-генуэзцев, сбежавших сюда от своих. Не знаю много ли они были должны, но я бы сбежал сюда просто так.

Нам же приходится не бежать, а ехать дальше. И вот мы въезжаем в Новый Свет – городок крохотный, но с какой-то благостной аурой. Правда, в пик сезона можно съесть ложку дегтя на единственном пригодном для парковки пятачке узнав, что парковка 20 грн в час, а потом и вторую в недешевом кафе на набережной, где мне подали за 20 грн «картофель печеный с сыром» точь-в-точь как вареная картошка обсыпанная сыром разогретая в микроволновке (обед на троих 130грн). Но это чепуха на фоне карского шашлыка, делающегося в яме со светящимися от жара стенками и переодевающейся под окном фотомодели, позировавшей группе киевских фотографов-семинаристов. Мы их потом настигли на тропе Голицына и я даже их немного пофотографировал, а жена пристала к лежащему молодому человеку с вопросом «вам плохо?», но оказалось, что он какой-то мох снимал. В общем, мы снова были не одиноки. Опять же смогли посмотреть на смелых и отчаянных парней, парящих над камнями.

Солнце устало клонилось к горизонту, но мы усталости не знаем – вперед к судакской крепости. Тут я вновь узнаю от Андрея (на таких попутчиков молиться нужно), что генуэзцы – это представители торговой гильдии из Генуи (но основная база была в Кафе – нынешней Феодосии), которые построили сеть крепостей-перевалочных пунктов по всему миру, и имели такое могущество, что могли позволить себе спонсировать войны. Но мы как-то увлеклись прогулкой по крепости и упустили из виду, что в плане был еще Старый Крым, спокойно его вычеркнули из списка и направили лыжи в сторону Феодосии.

Там нас ждет зажигательно-фееричный вечер в американском пабе «Папаша Билли». На входе с нас затребовали по 80 грн с человека за культурную программу, но мы пообещали не танцевать и «нормально покушать», так что администраторша, глядя в жалостливые глазки детишек, сдалась. Заведение неплохо выдержано в стиле американской таверны, однако для такого яркого меню с крылышками Буффало, дьявольскими соусами и американскими порциями в полкило, кухня могла бы быть поинтересней. Хотя это уже так, придирки. Если бы такое заведение с такими ценниками было в Киеве, я бы был там завсегдатаем (120 грн на двоих).

Сам город произвел весьма благоприятное впечатление. Путаница с улицами из-за двойных названий и перекрытая клумбами одна из центральных улиц (видимо решили сделать пешеходной, да так и бросили) лишь добавляли пикантности. Поддавшись размеренному ритму мы прошествовали к набережной, поудивлялись с женой ходящим вдоль пляжа поездам, посмотрели на музей Айвазовского и зашли в музей Грина. Ну и, куда ж без этого, съездили к очередной крепости, совсем запущенной, хотя и имеющей свою харизму. На территории есть небольшая церковь, явно включающая в себя часть очень старой постройки. Так вот несмотря на небогатое убранство как-то в ней хорошо и торжественно, атмосфера совсем не такая как в новостроях.

Еще более древнее сооружение, собор Пророка Иоанна Крестителя и Предтечи Господня (10 век), мы нашли в следующем городе – в Керчи. Там же из путеводителя мы выяснили, что она считается самой старой наземной христьянской постройкой. Совершенно впечатляющая.

Сама Керчь растянулась на 40 километров и с высоты митридасткого холма выглядит скопом поселков объединенных дорогами. С той же возвышенности видна Тузла и Россия - передали привет. Собственно глядя на керчинскую бухту становится понятно, почему за это место бьются испокон веков – очень удачная стратегическая точка. Первый город (Пантикапей) тут был заложен в 6 веке до нашей эры. Там же на холме сохранились остатки акрополя. Вторую сохранившуюся часть Пантикапея – Царский курган, мы просто не успели посетить ввиду его удаленности. Разрушен Пантикапей был гуннами в 5 веке до нашей эры. В 6 веке уже нашей эры городом завладели византийцы и назвали его Боспором, а спустя столетие его захватили хазары. В 10 веке он вошел в состав Киевской Руси и тогда же был построен упомянутый собор. Русичи назвали город Корочевым. В 1318 году он вновь поменял хозяев и стал генуэзской колонией Черкио. В 1475 был захвачен Турцией. О трёх столетиях господства турок напоминает крепость Ени-Кале (1703 г), так ни разу и не поучавствовавшая в сражениях. Там же рядом ребята обнаружили остатки уже более-менее современных фортификационных сооружений с какими-то огромными по толщине стенами, но я не полез туда. В 1774 году город вошел в состав Российской империи и с тех пор стал приобретать в большей степени портовое значение.

Время близилось к вечеру, а наше путешествие к концу. В 16.30 мы выехали из Керчи с целью протянуть как можно дальше. На подъездах к Николаеву мы развлекали детей разглядыванием неимоверного количества самолетных огоньков в потемневшем небе. Как вдруг доча заорала «Папа, смотри – стадо самолетов!» Я глянул и обалдел – на нас неслось НЛО: светящийся круг в сонме огоньков и двумя столбами света, упирающимися в землю. Правда, в скором времени все прояснилось – это был вертолет, что-то ищущий внизу. Но такого освещения я у вертолетов никогда не видел. Мне даже показалось, что лопасти были специально подсвечены снизу. Эта пустяшная встреча заметно оживила нас и после поселения мы на втором дыхании отправились в паб, где и отпраздновали окончание нашего тура.

Заключение. Всю поездку меня не покидало ощущение, что я – ребенок, перебирающий камешки на пляже. Это только на взгляд пьющего пиво взрослого они серые и одинаковые. А ребенок видит в каждом нечто удивительное и необычайно ценное. Я перебираю захваченные с собой камешки воспоминаний и радуюсь тому, что смог их добыть.

[На главную]